Новости

Волонтеры фонда «Река детства» поздравили ветеранов с новогодними праздниками

26 декабря волонтеры фонда «Река детства» посетили пансионат для ветеранов труда №6 с новогодними поздравлениями. В рамках этого проекта многие подарки старикам были сделаны руками детей-сирот (школа-интернат №24 , детский дом №51, православный приют «Покров») и «домашних» детей, ребят из прогимназии №1644.
Мы попросили нашего проверенного волонтера, участвовавшего в этом мероприятии, Дмитрия Морозова, рассказать о том, как это было для него. Дима, находясь под впечатлением, а также будучи человеком красноречивым, написал почти поэму:
Незадолго до минувших праздников друзья из фонда «Река детства» попросили меня съездить в дом престарелых – поздравить стариков и вручить им подарки. И вот снежным московским утром мы с двумя милыми девушками-волонтёрками Полей и Соней под руководством нашего организатора Ольги выехали на задание. Прежде всего, надо было упаковать подарки в нарядные пакеты – 200 штук! Содержимое подарков: разные сладости и – самое ценное – открытки, сделанные детьми из детского дома, с которым работает фонд. В каждой открытке ее создатель написал незнакомому дедушке или бабушке свое собственное поздравление с пожеланием.
По дороге в дом престарелых, который, кстати сказать, официально именуется более обтекаемо –«пансионат для ветеранов», мне было не по себе. Я представлял себе унылые коридоры и палаты казарменного типа, «печать отчаяния» на лицах и прочие расхожие ужасы. Совершенно не мог себе представить, как буду входить к этим людям, что буду говорить, что буду при этом чувствовать – и что чувствовать будут они. Я виделся себе этаким Львом Толстым из «Севастопольских рассказов», когда он бравым молодым офицером входит в лазарет, переполненный смертельно раненными. Но рефлексия – дурной помощник в делах, надо было сосредоточиться на цели, и, отбросив литературные глупости, я взялся вместе с друзьями за дело.
Как оказалось, пансионат был похож на лазарет времён Крымской войны еще меньше, чем я — на Толстого. Сотрудники учреждения встретили нас приветливо, но сразу поставили всё на сугубо деловые рельсы – в духе «на раздачу подарочных комплектов становись». Они были заинтересованы в том, чтобы мероприятие прошло в максимально сжатые сроки, поэтому нам было велено разделиться. Первой группе предназначались один этаж и столовая, а второй – два остальных этажа.
Первое поздравление, как я и ожидал, оказалось самым непростым. Заведующая, стукнув для проформы пару раз по двери, открыла ее и произнесла вглубь достаточно просторной комнаты что-то вроде «Сейчас вас будут с Новым годом поздравлять» и запустила меня внутрь. Комната оказалась одноместной и напоминала рабочий кабинет. За письменным столом, на котором в строгости лежали бумаги и книги, сидел статный мужчина, похожий на великого русского мыслителя Алексея Федоровича Лосева. Он обернулся и взглянул на меня с суровостью затворника, которого прервали на важной мысли. Я оробел и пробормотал поздравление, проглотив две трети заготовленной фразы. Опытная заведующая, уловив заминку, решительно прошла в комнату мимо меня, в двух словах ещё раз обрисовала ситуацию, взяла подарок из моих рук, поставила на кровать рядом со столом и, развернувшись, жестом велела мне поспешать следом. Хозяин был недоволен.
— Нет, позвольте, — изрёк он твёрдым голосом с лёгким грузинским акцентом. — Разве это так происходит? Если хотите поздравить, то поздравляйте по-людски, но это, — он кивком указал на лиловый пакетик с торчащей открыткой, — это, извините, смешно. Вот вы, молодой человек, постойте, скажите, какому призванию вы хотите посвятить свою жизнь?
Вереница бесцельно прожитых лет пронеслась у меня в голове, медленно пятясь к выходу, я что-то промычал.
— Я хочу поинтересоваться, какую профессию вы избрали своим поприщем, — безжалостно всматриваясь в меня серыми глазами, вопрошал старец.
— Я избрал... журналистику! — выпалил я, почему-то вытянувшись по стойке «смирно».
— В таком случае, — спокойно продолжал хозяин в прежнем размеренном ритме парового молота, - мы с вами можем называться коллегами.
И он протянул самозваному коллеге тяжёлую ладонь. В памяти мелькнуло: «Я гибну – кончено – о Донна Анна!» Разговор обещал быть долгим. В этот момент передо мной вновь возникла заведующая и потянула меня прочь из палаты, говоря, что таким темпом мы до Рождества не управимся. Я же, парализованный серым взглядом, пятился, кивая, как болванчик, головой и повторяя: «Простите, пожалуйста, извините, всего доброго, с Новым годом, всего вам доброго».
Дальше было проще, но неловкость не пропадала. Мы прошли по этажу, на очереди была столовая. Тут в сценарии произошло неожиданное изменение, я бы даже сказал, — превращение.
Нас с Полей в мгновение ока облачили в наряды Деда Мороза и Снегурочки, как по волшебству появившиеся в руках у сестры-хозяйки. 

Такого поворота я, честно говоря, не ожидал, однако за синтетической бородой сразу же почувствовал себя в эмоциональной безопасности, сработал эффект маски. Появился даже какой-то кураж.
Несмотря на такое суровое для меня начало, в целом нас принимали очень хорошо. Старики были довольны. Свою роль сыграли и костюмы: при виде знакомых персонажей на лицах сразу появлялись улыбки, загорались глаза, всё это придавало происходящему некоторую карнавальность и лёгкость. Дедушки стремились пожать руку «молодому деду» Морозу, бабушки плакали от умиления, глядя на сияющую белокурую Снегурочку. Все искренне благодарили нас за подарки и поздравляли в ответ. Некоторые, услышав про открытки с подарками из детского дома, сетовали: «Что ж это мы, у детей отбираем? Пусть бы детки кушали. Это мы им дарить должны, а не они нам», и даже стремились вернуть свой пакет. С трудом удавалось убедить, что у детей никто ничего не отбирал, что они сами очень рады были доставить радость старикам, поздравить их своими самодельными открытками. Все настоятельно просили поздравить ребят, передать им искренние привет и благодарность. Были, конечно, и такие, кто сухо принимал наши поздравления как некую формальность, но их нам встретились считанные единицы. А особо запомнился задорный дедушка на костылях, к которому мы подошли в фойе. Увидев процессию в составе сотрудников пансионата и нас, ряженых, он весело спросил:
— Что это у вас тут, Новый год, что ли?
— Да, — подтвердила заведующая, — получите подарок.
— Не надо мне подарков. Свобода дороже! — был ответ, после чего дедушка гордо направился к выходу.
Мы видели, конечно, что людям нужны не столько подарки, сколько внимание и общение, многие хотят просто поговорить, что-то рассказать. Жаль, что не получилось уделить должного внимания каждому. Хотя надо признать, что внимание вообще трудно измерить, и кто скажет, сколько это — «достаточно»?

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse